Сад вампиров IX

Эмиссар

Олег приехал в Новокузнецк в 2000 году, чтобы отыскать таинственного колдуна по прозвищу «Дед». По словам общавшихся с ним людей, молодой человек имел весьма неопрятный вид, вел себя крайне вызывающе и очень быстро настроил против себя всех местных оккультистов и язычников. Дед был в тех краях личностью легендарной и пользовался всеобщим уважением, поэтому помогать Олегу в его поисках никто особо не спешил, да и мало кто знал, где колдун на самом деле живет. Когда Деду было нужно, он сам выходил к людям и устраивал свои дела, но в гости никого не звал, а желающих стать его учениками посылал открытым текстом по известному адресу. В общем, человеком он был нелюдимым и злым, и многие опасались даже поминать старика всуе, а уж прогневать его и подавно.

Олегу посоветовали забыть про Деда и валить поскорее домой, но тот с фанатичным упорством продолжал вынюхивать и выспрашивать, пока однажды ему не улыбнулась удача. Кто-то из местных рассказал ему, где в последний раз видели Деда, и Олег бесстрашно ринулся в самую глушь, хотя по нему было видно, что опытом выживания в тайге он не обладал совершенно. Через полгода все уже успели о нем позабыть, решив, что парень попал на обед к волкам или медведям, а потом как гром среди ясного неба грянула новость: у Деда появился ученик и не абы кто, а тот самый дурачок, от которого все тут шарахались как от чумного.

Это был смачный плевок в лицо всему оккультному сообществу Новокузнецка, и кое-кто даже набрался смелости утверждать, что Дед от долгого сидения в лесу двинулся умом. Иное логичное объяснение его поступку придумать было сложно. Местные ведьмы, колдуны и шаманы годами уламывали и умасливали Деда, лишь бы тот поделился с ними своими знаниями и научил своему искусству. К нему приезжали из других городов, ждали встречи, пытались впечатлить своими способностями, просили, умоляли, предлагали большие деньги, но тщетно. Дед был непреклонен, словно ждал кого-то другого. И вот этим «кем-то» оказался не сибиряк и даже не колдун, а какой-то полудохлый городской дрищ с безумными глазами и кучей бредовых идей насчет собственной особой миссии.

С Дедом попытались поговорить и по-доброму вразумить его, дескать негоже привечать пришлых людей, когда рядом имеется столько достойных и проверенных временем кандидатов. Можно ли доверить накопленные веками и сбереженные поколениями сибирских ведунов тайные знания городскому мальчишке, который леса не знает и лесом не признан? Не лучше ли отослать его обратно и выбрать кого получше — того, кто не разбазарит традицию, а усилит ее, укрепит и приумножит? Да и хватит ли у Деда сил в одиночку идти против общественного мнения? Колдун он, конечно, великий, так ведь и остальные не лыком шиты, подумал бы хорошенько, чем все обернуться может.

Дед хорошенько подумал, посмотрел на лица «достойных и проверенных», харкнул слюной оземь и сказал кротко, будто благословил: «Пошли все нах…й». И каждый пошел своей дорогой: Дед — в лес, а остальные — куда велено, строем и не сворачивая. Старика больше праздными разговорами не тревожили, хотя многие разобиделись на него страшно, и авторитет его в тех краях заметно поубавился. Потом, правда, выяснилось, что Дед учит Олега вовсе не колдовству, а наставляет его в какой-то древней доктрине, о которой никому другому, кроме этого парня, знать не положено. Сибиряки облегченно вздохнули и Деда простили. Раз одного ученика взял, значит и другие будут, а мальчишку с евонной доктриной они из города потом спровадят, да так, чтоб назад дорогу забыл.

Через два года Олег вернулся в Новокузнецк другим человеком, более спокойным, мудрым и жестоким. Ни с кем из прежних знакомых не общался, жил тихо, перебиваясь случайными заработками. Местные оккультисты гадали, кого Дед возмет в ученики после Олега, и о парне совсем позабыли, благо тот на имени своего учителя не пиарился и в колдовской бизнес не лез. Потом в магической тусовке пошли слухи да шепотки, будто Олег сколачивает где-то на окраине Новокузнецка секту, и дела там творятся не просто темные, а полный мрак. Прокатившаяся по России в 90-е мода на сатанизм уже собрала в СМИ обильный урожай принесенных пэтэушниками в жертву кошек, бомжей и православных младенцев, поэтому мало что могло удивить суровых сибирских колдунов и шаманов до такой степени, чтобы назвать это «полным мраком».

Добрые люди с большими ушами и длинными языками сообщили, что Олег собрал вокруг себя группу подростков по 12-15 лет и на полном серьезе втюхивает им под видом тру-сатанизма и черной магии старый как мир культ «Темной Богини», причем себя он называет ее жрецом и пророком и предрекает, что Мать скоро явится в мир и родит новых богов. Боги эти будут голодны, и спасутся лишь те, кто станет служить им и кормить их кровью расплодившихся на земле двуногих скотов, и только ему Мать даровала право отобрать достойных Ее милости от недостойных, которых Она обречет на муки и смерть.

В этой недосекте практиковалось несколько ритуалов, надерганных из разных дешевых книжек по «черной магии», но регулярным был только обряд «Призыва Темной Матери», требующий от адептов поить своей кровью верховного жреца, то есть Олега. Детишки были в восторге от нового развлечения, а может в словах «Приносим жертву Кибеле-матери» им слышалось что-то свое. Во всяком случае, у Олега не было отбоя от добровольных «доноров», а его власть над подростками крепла с каждым днем.

Над любым другим в подобной ситуации просто посмеялись бы, но Олег учился у самого Деда, и сведущие люди чувствовали, что за этим балаганом кроется нечто большее — нечто по-настоящему темное и опасное. Ссориться с Дедом никто не хотел, но и терпеть подобное в своем городе желающих не было, поэтому одного из мальчишек подговорили обвинить Олега в домогательствах, а Деду для убедительности наврали, будто его ученика и вправду частенько видели пристающим к детям с непристойными предложениями. В воздухе запахло расстрельной статьей, за которую в тех краях могли прибить на месте без суда и следствия.

Очень быстро Олег попал в заботливые руки местных милиционеров, и дело полным ходом шло к чистосердечному признанию, как вдруг в отлаженный процесс вмешались внешние силы. Из соседнего Красноярска примчалась бригада суровых «братков», их главный перетер о чем-то с ментами, и спустя всего час черный джип с тонированными окнами мчал Олега в места более сытные и комфортные, нежели хотелось его врагам. На память о Новокузнецке у него остался протокол о задержании и стойкая неприязнь к оккультистам, колдунам, экстрасенсам и прочей мелочной завистливой швали.

В Красноярске Олег резко завязал с сатанизмом и начал работать на авторитетного бизнесмена Михаила Баганина, известного своими православными взглядами и щедрой благотворительной деятельностью. Об этом периоде его жизни известно крайне мало, сохранилось лишь несколько редких фотографий, позволяющих составить весьма приблизительное впечатление об основных вехах его новой карьеры.

Первый снимок был сделан около 2003 года в окрестностях элитной базы отдыха Red Village, принадлежащей Баганину. Тощий хмурый Олег в форме охранника распекает пару рабочих, севших перекурить на большой деревянный ящик, который, судя по недовольному виду Олега, должен был давно уже находиться в совершенно другом месте, а не служить опорой для ленивых пролетарских задниц. От прежнего образа «жреца Кибелы-матери» не осталось и следа: вместо грязного заросшего неформала, каким его запомнили в Новокузнецке, мы видим коротко стриженного симпатичного парня лет двадцати пяти с глубоко посаженными глазами и серьезным неулыбчивым лицом. На фоне весьма упитанных ухмыляющихся рабочих Олег выглядел как капризный подросток, и автору фото удалось весьма точно передать весь комизм сценки.

В то время Олег официально числился сотрудником баганинского ЧОПа «Красные волки», но вряд ли охрана Red Village от комаров и медведей была его основной работой. Приезд Олега на базу отдыха странным образом совпал с возобновлением строительства на территории комплекса, хотя объект был полностью сдан в эксплуатацию годом ранее. Никаких внешних изменений комплекс не претерпел, поэтому велика вероятность, что стройка велась либо далеко в лесу, либо вообще под землей. Имел ли Олег непосредственное к ней отношение — неясно.

Через пару лет Олег засветился на другом снимке, где он со скучающим видом выглядывал из-за правого плеча самого Баганина на службе в Свято-Покровском кафедральном соборе Красноярска. Олег по-прежнему работал в ЧОПе и занимал там неплохую должность, но теперь он покинул Red Village и повсюду следовал за своим шефом, числясь при нем не то охранником, не то личным помощником. Настоящие должностные обязанности Олега были неизвестны, поскольку для работы телохранителем у него не было ни нужной квалификации, ни физических данных, а на деловых переговорах Баганина он в качестве помощника никогда не присутствовал.

У бизнесмена тогда начался весьма интересный и продуктивный период жизни. Дела его шли в гору, завязались знакомства на федеральном уровне, а мощная пиар-кампания в региональных СМИ позволила затушевать и снизить интерес общественности к его криминальному прошлому. Баганин начал финансировать строительство пафосного красноярского Храма Рождества Христова и давал в связи с этим много интервью, пространно рассуждая о вере и спасении. Другими излюбленными темами бизнесмена стали Богородица и Второе Пришествие, причем Баганин демонстрировал недюжинные познания в богословии и в некоторых весьма своеобразных христианских ересях.

Вскоре Олег начал выполнять специальные поручения бизнесмена, действуя смело, жестоко и без малейшего уважения к уголовному кодексу. Последняя из известных его фотографий относится к 2008 году, когда Олег вместе со своей бригадой «красных волков» прессовал журналистов, раскопавших скандальную историю в одном из баганинских центров для реабилитации наркоманов. На снимке Олег в темных солнцезащитных очках выходит из ворот центра с двумя бритоголовыми помощниками, причем вид у всех весьма недовольный. Фотограф сидел в автомобиле и снимал через стекло, поэтому лица получились смазанными и нет полной уверенности, что в кадр попал именно Олег.

После общения с ним журналисты резко потеряли интерес к баганинскому центру и вообще к проблемам красноярских торчков, а скандал заболтали и спустили на тормозах. Через пару лет Баганин перестал спонсировать все свои реабилитационные клиники, и многие из них были вынуждены закрыться, в том числе и оскандалившийся центр.

В 2010 году Олег вместе с бригадой «красных волков» приехал в Санкт-Петербург, чтобы найти женщину по прозвищу «Маркиза», которая руководила одной из питерских эзотерических сект. С местной братвой Баганин договорился заранее, поэтому шухер вышел знатный. Эзотериков и оккультистов хватали прямо на улице и били в парадных и о поребрики вплоть до полной потери сознания, здоровья и прочих радостей жизни. Особо ценных кадров вывозили для более тщательного допроса за город, и не все вернулись оттуда целыми, а некоторые, по слухам, не вернулись вовсе.

О Маркизе говорили разное, но ничего конкретного. Ее секта была тщательно законспирирована, а о царившей там паранойе ходили легенды. Эзотерики с удовольствием сдали бы коллегу с потрохами, если бы у них была такая возможность, но увы, Маркиза очень хорошо знала всю эту сволочную публику и шифровалась от них по полной программе. Впрочем, кое-что Олегу все же удалось выяснить, и зашуганных до усрачки астралопитеков оставили в покое.

Закончив разукрашивать «культурную столицу» в пятьдесят оттенков красного, «волки» наведались в одну из психиатрических лечебниц, однако нужного им пациента забрали накануне родственники с липовыми адресами и телефонами. Той же ночью на местном кладбище неизвестные раскопали могилу некоего Сергея Чернецова 1977 года рождения и украли его тело, а голову насадили на ограду перед воротами на самом виду. По другой версии тела в гробу вовсе не было, и раздосадованные вандалы в сердцах бросили его открытым поперек могилы. Видимо, определенный смысл во всех этих действиях был, потому что через пару дней Олег встретился с кем-то с глазу на глаз, а затем бригада спешно отбыла в Москву, изнемогавшую тем летом от невиданной жары и смога.

Со столичными никакого уговора не было, поэтому гости вели себя скромнее и без нужды старались не нарываться. Бригаду в открытую пасли эфэсбэшники, а в гостиницу, где они остановились, какой-то шутник прислал четыре ящика сладких петушков на палочке. Записки не прилагалось, но смысл послания был и так ясен: в столице им предлагали сосать и больше ничего.

Олег пробыл в Москве всего три дня. За это время он и его банда посетили несколько мест, никак на первый взгляд не связанных друг с другом: редакцию крупного интернет-портала, посвященного аномальным явлениям, усадьбу в центре города, где давно никто не жил и не работал, а так же успели пообщаться с парой людей, которые впоследствии были тяжело избиты, правда не известно, чьих именно рук это было дело: «красных волков» или эфэсбэшников. О цели их визита болтали разное: одни говорили, что они ищут какого-то торчка, переехавшего в Москву из Питера, другие краем уха слышали, что их интересовала личность анонимного автора одного эзотерического дневника, а третьи шепотом и намеками сообщали, что баганинская бригада копала под таинственных создателей подпольного московского театра «Паноптикон». Именно поэтому за ними, кстати, и следили чекисты, которые то ли крышевали «Паноптикон», то ли сами были не прочь познакомиться с его хозяевами.

На третий день Баганину сообщили, что его «волки» вышли далеко за пределы своей юрисдикции, и бригада спешно вернулась в Красноярск. Бизнесмен при свидетелях наорал на Олега и сослал его обратно в Red Village, хотя все прекрасно понимали, что без ведома шефа бригада в Москву не полезла бы. Олег отправился в глухомань улыбаться випам, а Баганин начал осторожно прощупывать почву в Москве и собирать информацию о «Паноптиконе», и то, что он узнал, ему мягко говоря совсем не понравилось.

Tannarh, 2018 г.

Реклама

Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s