Вампиры-каннибалы

Каннибализм никогда не был широко распространен среди вампиров, однако некоторые эпохи были отмечены всплеском интереса к поеданию себеподобных в отдельных вампирских сообществах. Речь, в первую очередь, идет об высших слоях вампирской аристократии, тайных оккультных группах и безумцах-изгоях, желавших при помощи поедания плоти других кровопийц достичь невиданных высот личного могущества.

Более или менее достоверные случаи вампирофагии были зафиксированы в Древней Греции, Ближней Азии и Индии. Оттуда эта практика постепенно перекочевала на Дальний Восток и дальше — в Тибет, Китай и Папуа-Новую Гвинею. Возможно поедание вампирской плоти практиковалось в Южной Америке, однако отсутствие письменных источников не позволяет нам утверждать этого наверняка. Нетрудно заметить, что распространение вампирского каннибализма отмечалось в основном в тех регионах, где появлялись Девять Невидимых, хотя доказать их связь с данным явлением пока не представляется возможным, поэтому их влияние на данный процесс останется за рамками нашего небольшого исследования.

Отношение самих вампиров к каннибализму всегда было двойственным. С одной стороны каннибализм не приветствовался, поскольку считался занятием менее достойным, чем употребление одной только крови, а с другой не карался так же жестоко, как в человеческих обществах, отказавшихся от данной практики. Многое зависело от того, кого и с какой целью поедают, поэтому изучение вопроса каннибализма у вампиров следует разделить на три части: поедание вампирами людей, поедание людьми вампиров и непосредственно вампирофагия в чистом виде.

Вампиры-людоеды

Первые вампиры-людоеды появились в доисторические времена, когда и сами люди были не прочь отведать человеческой плоти. С психологической точки зрения нет ничего удивительного в том, что некоторые представители «ночного народа» начали поедать людей, хотя никакой практической пользы им это не приносило. Питательную ценность для вампира имеет лишь кровь, а мясо дает ненужную дополнительную нагрузку на вампирский организм, плохо приспособленный для переваривания твердой пищи.

Вампиры начали есть людей, потому что всегда считали себя существами высшего порядка, а поедание плоти стало для них зримым символом собственного доминирующего положения по отношению к человечеству. В дикой природе хищник пожирает свою жертву, значит будучи хищником вампир должен поступать схожим образом и с людьми, то есть не ограничиваться только кровью, но оставлять после себя обглоданные кости, служащие грозным напоминанием для остальных потенциальных жертв.

Демонстративный характер людоедства со стороны вампиров привел к возникновению так называемого культа костяных узоров, распространившегося по всей Северной Африке и оказавшего заметное влияние на развитие человечества. За редкими исключениями, доисторические вампиры жили и охотились в одиночку. Они селились рядом с людьми и обороняли свою территорию от других вампиров, ничем не отличаясь в этом отношении от прочих хищников. Обычные вампиры, как правило, не похищали людей, а тайком пробирались в их жилища. Иногда они нападали в сумерках на детей или подростков и волокли их в ближайшее укромное место, чтобы вдоволь напиться крови. Все происходило спонтанно и бессистемно, как и многие другие вещи в те времена.

Вампиры-людоеды действовали иначе: они планировали свои нападения и не разбрасывали трупы как попало по округе, а относили останки в определенные места, где очень скоро начали выкладывать из костей узоры на земле. Двигала ими, разумеется, не тяга к прекрасному, хотя их творения скорее всего не были лишены эстетического начала. Каждый вампир-людоед создавал свой собственный узор, призванный оповестить других кровопийц, что данная территория уже занята, причем не кем-то безликим и безымянным, а вполне конкретным существом с собственной эмблемой-именем. Часто вампиры-людоеды рисовали точно такие же узоры на камнях на границе своей территории, чтобы отпугнуть конкурентов и обозначить свое право на владение данной землей.

Вскоре их изобретение переняли обычные вампиры, а затем и люди обратили внимание на странные знаки и огромные костяные узоры неподалеку от своих жилищ и тоже стали создавать геоглифы, но скорее с религиозной, нежели с утилитарной целью. Человеческое искусство шагнуло из пещер в большой мир, посеяв в умах людей смутную идею преобразования природы в своих целях, а вампиры вступили на путь создания (или воссоздания) собственного общества, действующего по определенным правилам и законам (через много тысяч лет оба этих процесса сойдутся в тени египетских пирамид, ставших наглядным их результатом).

Культ костяных узоров имел еще одно, весьма неожиданное последствие. Узоры на земле убедили людей в том, что неведомые ночные существа, похищающие и убивающие их соплеменников, — не просто неведомые хищники, но разумные существа или силы, а значит с ними можно договориться. Постепенно разные племена начали приходить к соглашению с проживающими рядом вампирами, предлагая им регулярные жертвоприношения в обмен на спокойную жизнь. Вампиров это вполне устраивало, и они охотно играли роль богов или ночных духов, чтобы получить свое без лишних усилий. Оказалось, что людей можно не только есть, но еще и эксплуатировать в своих целях, манипулируя ими через жрецов и вождей.

Эпоха Договора обозначила существенное различие между обычными вампирами и вампирами-людоедами, приведшее впоследствии к почти полному исчезновению последних. Обычных вампиров вполне устраивало, что племена отдают им больных членов или преступников (в те времена среди людей это политкорректно называлось «изгнать из племени»), поскольку болезни и нежелание следовать общепринятым нормам мало отражается на вкусе крови. Однако вампиры-людоеды были весьма чувствительны ко вкусу мяса и собственному полубожественному статусу, поэтому требовали не просто молодых и здоровых жертв, но лучших из лучших: самых сильных, красивых и одаренных. Постепенно это приводило к вырождению подвластного племени или даже к полной его гибели в межплеменных войнах, в результате чего растерявший охотничьи навыки вампир-людоед сам отправлялся в изгнание, где его зачастую ждала мучительная смерть от голода.

Вампироеды

Поедание вампиров практиковалось в основном в дохристианскую эпоху, когда их считали достойными противниками, а не порождениями Дьявола. Убивший вампира воин съедал ту его часть, которую полагал воплощением наиболее желанных для себя вампирских качеств: глаза — способность видеть в темноте, сердце — бесстрашие, мышцы — сила, печень — умение подолгу обходиться без еды и т. д. Половые органы вампиров в пищу не употребляли и вообще старались к ним не прикасаться, чтобы не навлечь на себя проклятие бесплодия. Впоследствии это табу трансформировалось и стало распространяться на всех людей одного пола: например, в некоторых отсталых племенах до сих пор верят, что мужчина, который прикасается к интимным местам другого мужчины, похищает тем самым его половую силу и плодовитость. Так дикари объясняют, почему этим любят заниматься в основном бездетные мужчины, не испытывающие видимой тяги к противоположному полу, — им просто недостает собственных сил, вот они и хотят украсть их у более одаренных богами соплеменников.

Со временем процесс поедания вампирской плоти подвергся ритуализации и обрел символическое значение. Для диких племен вампиры были зримыми воплощениями потустороннего мира богов и духов, поэтому вкушение их плоти стало восприниматься как приобщение к высшей сфере бытия, а поскольку вампиров на всех не хватало, приобщаться к высшим сферам позволялось только избранным: шаманам, жрецам и вождям. Простые люди довольно быстро позабыли первоначальный смысл этого действа, и до наших дней оно дошло в сильно искаженном виде, в основном как религиозный обряд поглощения крови и плоти какого-нибудь божества.

Вождей и жрецов издревле интересовало лишь одно качество вампиров — бессмертие. Долгое время велись споры, какую часть вампирского тела нужно съесть, дабы обрести вечную жизнь, однако практика показала, что все органы вампиров, включая табуированные, одинаково бесполезны в данном вопросе. А пока вожди уплетали за обе щеки то, к чему многие их поданные брезговали прикасаться, жрецы и первые алхимики изобретали все более сложные и нелепые рецепты приготовления эликсира бессмертия из вампирских трупов.

Особенно преуспели в деле древние китайские ученые. Достичь бессмертия им, к сожалению, так и не удалось, зато они свели в могилу немало жестоких кровожадных правителей, потчуя их пилюлями со ртутью, толчеными вампирскими клыками и прочими диковинками, половина из которых была подделками, а другая половина весьма сомнительного качества. В конце концов, до всех дошла очевидная истина: обрести бессмертие можно только став вампиром, и никакие ухищрения в этом деле не помогут.

Однако китайцы не были бы китайцами, если бы не сумели найти мертвым вампирам более прозаического применения — в кулинарии. Таким образом вампиры стали деликатесом вроде супа из младенцев, доступным лишь очень ограниченному кругу богатых и влиятельных гурманов. И хотя блюда из вампиров мало чем отличаются на вкус от обычной человечины, многие ценители авторитетно утверждали, что ничего вкуснее в своей жизни не пробовали. Им охотно верили, в результате чего количество вампиров в Китае резко сократилось и по сей день остается весьма незначительным по сравнению с другими государствами.

Вампирофагия

Вампирофагия (поедание вампирами себеподобных) зародилась в среде вампирской аристократии на заре письменной эры и стала попыткой некоторых элит как-то обозначить свое исключительное положение в иерархии «ночного народа». Если обычные рядовые вампиры пьют кровь у людей, то высшие слои вампирского общества должны в этом вопросе как-то отличаться, чтобы ни у кого не возникало сомнений в их праве повелевать остальными. У вампиров в силу их природных особенностей представления о власти связаны не только с доминированием, но и с поглощением чужой жизненной силой. Властвовать над людьми значит для них в первую очередь питаться людьми, а власть над другими вампирами предполагает с их стороны определенные специфические обязанности помимо обычного уважения и подчинения.

Занимавшиеся вампирофагией Патриархи вампирских кланов дали ей следующее обоснование. Люди являются по сути животными, то есть существами нечистыми, поэтому само прикосновение к ним оскорбляет и умаляет достоинство правителей вампирского рода, не говоря уже о необходимости кусать их грязные тела и сосать их гнилую кровь, горькую от привкуса неизбежной смерти. К счастью Патриархам нет нужды опускаться столь низко, ведь у них есть поданные-вампиры, готовые пропустить через себя человеческую кровь, очистив ее тем самым от животных миазмов, и поделиться ею своими повелителями.

Первоначально Патриархи только пили кровь у других вампиров, преподнося это в качестве великой чести и знака благоволения к избранному на роль кормильца счастливчику. Внутри кланов шла нешуточная борьба за право оказаться на этой должности, и некоторые Патриархи заводили себе что-то вроде «гаремов», становившихся рассадниками коррупции и интриг. Надоевших или зарвавшихся вампиров-кормильцев изгоняли прочь, однако вскоре стало ясно, что это лишь увеличивает число недовольных, и тогда их начали просто убивать. Теперь попадание в «гарем» означало не привилегию, а фактически смертный приговор с неопределенной датой исполнения. Туда ссылали личных врагов и провинившихся сановников, слишком слабых, чтобы представлять серьезную угрозу, но достаточно влиятельных, чтобы от них можно было по-тихому избавиться.

Возможно, именно узники «гаремов» стали первыми жертвами настоящих вампиров-каннибалов, положив начало традиции вампирофагии. Вампирофагия стала отличным способом демонстрации власти. Патриарх не просто убивал своего врага, но пожирал его тело, заставляя исчезнуть навсегда в своей утробе, а переварив, превращал его останки в дерьмо, которое иногда доставляли родственникам погибшего в виде прощального презента. Униженные подобным образом сородичи убитого делались изгоями в вампирском обществе, лишались союзников и, как правило, больше не представляли угрозы.

Мода на поедание себеподобных быстро распространилась в среде вампирской аристократии, однако Патриархи прекрасно понимали, что повальное увлечение каннибализмом может поставить вампиров на грань вымирания, и всячески старались его запретить или хотя бы ограничить. Вампирофагию объявили исключительной привилегией Патриархов, а могущественным аристократам было позволено только пить кровь других вампиров, но не доводить дело до смерти. Вампирский каннибализм пошел на убыль и практически исчез, оставшись лишь в форме ритуалов в тайных обществах, где вампиры занимались магией, оккультизмом и составлением планов по захвату власти.

Каннибалами были некоторые вампиры-одиночки, изгнанные по разным причинам из своих кланов. Эти изгои верили, что поедая плоть других вампиров, они каким-то магическим образом получают их силу и способности. В поисках новых жертв они уходили все дальше от границ тогдашнего цивилизованного мира. Вместе с армией Александра Македонского каннибалы добрались до Индии. Иные, по слухам, пересекли Тихий Океан и принесли вампирофагию в Новый Свет, где встретили горстку древних вампиров, переживших глобальную катастрофу в 11 тысячелетии до нашей эры.

Таким образом можно с уверенностью утверждать, что вампирофагия в той или иной форме практиковалась по всему миру, за исключением южной Африки и Австралии, но нигде не носила массового характера, оставаясь в основном занятием царей и безумцев. Наступление христианской эпохи положило конец интституциональным формам вампирского каннибализма, и в наше время случаи поедания вампирами себеподобных носят спорадический характер и настолько редки, что мало кто тратит время на их изучение.

Люди утратили интерес к поеданию вампиров вместе с верой в них. Известно, впрочем, что некоторые вампирские органы особо ценятся в современной китайской медицине, развивавшейся в русле идеи «все полезно, что в рот пролезло». Ходят слухи о секретных командах китайских охотников, отлавливающих и потрошащих вампиров по всему свету, однако никаких документальных подтверждений у этих россказней нет.

Людоедство среди вампиров сохранилось лишь в отдаленных труднодоступных уголках Земли и сегодня является скорее местной традицией, нежели наследием вампирского прошлого. Живя среди каннибалов, вампир будет есть мясо, просто чтобы его не разоблачили и не съели самого, а не во имя символического доминирования высшего хищника над человеческим родом, как поступали его предки в древние времена. Такой каннибализм является всего лишь элементом приспособления к окружающей среде и не представляет никакого интереса для исследователей.

Tannarh, 2017 г.

Реклама

4 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s