Смотрящие из Тьмы

В последние годы мы наблюдаем заметный рост интереса к вампирской тематике в массовой культуре, из-за чего байки невежественных балканских крестьян стали едва ли не догмой в среде непрофессиональных вампирологов-любителей. Распространяемая Голливудом и посредственными американскими писательницами дезинформация, приносящая им многомиллионные доходы, наносит огромный урон репутации вампиров и людей, посвятивших свою жизнь разгадыванию их тайн. Постепенно в сознании обывателей вампиры превратились из владык мира и опасных чудовищ в анемичных юношей с расплывчатой половой ориентацией и старомодными, но такими милыми представлениями о любви и чести. Человечеству всегда было приятно потешить свое колоссальное самолюбие мыслью о собственной исключительности: пусть мы не любимые дети Бога, но хотя бы самые опасные хищники на планете.

Опошление образа вампира в массовой культуре имеет два противоположных следствия. Во-первых, не все подростки, заинтересовавшиеся детьми ночи, проводят свое свободное время на тематических форумах, обсасывая любимых персонажей из какого-нибудь вампирского сериала. Некоторые, пусть их и меньшинство, решают докопаться до истины и предпринимают собственные расследования, выходящие за пределы статей из Википедии и сайтов, попавших на первую страницу поисковиков. Иногда удача благоволит им, и они находят новые сведения о ночном народе, которыми спешат поделиться с остальными. Таким образом сумма человеческих знаний о вампирах возрастает, однако остается достоянием лишь узкой группы настоящих исследователей вампирского наследия. Для остальных истиной в последней инстанции является Голливуд.

А, во-вторых, оторванные от своих исторических корней некоторые молодые вампиры сами начинают верить в байки, придуманные американскими сценаристами, и даже пытаются как-то соответствовать им (sic!). В результате миф создает реальность более невероятную, чем любой вымысел, и порождающую еще более фантастичные нелепицы. Над подобной наивностью можно было бы просто посмеяться и счесть ее недостойной внимания аномалией, свойственной новообращенным вампирам с невысоким уровнем умственного развития, если бы не одно существенное «но». Этот процесс размывания вампирской идентичности продолжается уже не одно столетие и в конечном итоге грозит полным забвением подлинного вампирского наследия.

Очевидно, что не всех вампиров устраивает подобный исход, поэтому начиная с 4 века нашей эры, когда христианство нанесло сокрушительный удар по безраздельному могуществу ночного народа, некоторые вампиры — скорее книжники, чем воины — занимаются сбором, хранением и передачей сведений о вампирской культуре, верованиях и обычаях. Они не составляют никакой тайной организации или ордена с жуткой кровавой историей, не плетут заговоров против человечества и даже не стремятся использовать накопленные познания ради собственной выгоды.

Сегодня их с изрядной долей иронии окрестили бы подвижниками, но среди вампиров их принято называть Наблюдателями или Смотрящими. Несмотря на свое вроде бы миролюбивое занятие, Смотрящие истребили едва ли не больше вампиров, чем профессиональные охотники и Инквизиция вместе взятые. Им известна тайна, открывающая путь к подлинному могуществу и потерянная современным человечеством: знание обязывает к действию.

Каким образом книжники превратились в хладнокровных убийц? В этом нет ни тайны, ни противоречия. Будучи хранителями вампирских традиций они со временем превратились в третейских судий, к которым в спорных ситуациях обращались вампиры, предпочитающие более цивилизованный способ решения конфликтов нежели резня. Смотрящие выносили вердикт, однако проигравшая сторона не всегда соглашалась исполнить возложенные на нее обязательства. Так возникла необходимость в принуждающей силе, коей зачастую оказывались сами судьи. Проще говоря, с определенного момента Смотрящие стали совмещать работу судий и палачей, превратившись в грозную силу, не зависящую от сиюминутной выгоды патриархов вампирских кланов и не подчиняющуюся никому их них.

Их власть базируется не на страхе и на количестве преданных воинов, но на веками сберегаемой репутации знатоков вампирского закона и неподкупных его исполнителей. Потеря репутация для Смотрящего равносильна смерти и даже хуже, поскольку другие Смотрящие тщательно следят за чистотой своих рядов и безжалостно расправляются с недостойными в назидание остальным. С судьи всегда особый спрос, а с вершителя чужих судеб — спрос двойной. В своих действиях Смотрящие ограничены лишь Вампирским Кодексом (см. Вампирский Кодекс) и комментариями к нему, составленными первыми толкователями закона. И то, и другое каждый Смотрящий обязан знать наизусть. Любая оговорка автоматически ведет к отлучению от профессии, ошибка в толковании вампирского Закона означает смерть.

Внесенные на втором вампирском соборе поправки в Кодекс считаются второстепенными и не учитываются в том случае, если они противоречат первой редакции Кодекса. Следующим по значимости источником для вынесения решений является вампирская традиция, регулирующая в основном второстепенные вопросы бытового и ритуального характера, а на последнем месте находятся обряды, относящиеся скорее к области вампирской мифологии, нежели к юриспруденции.

Поскольку в Кодексе отсутствует понятие срока давности, Смотрящим иногда приходится брать на себя несвойственную задачу розыска пропавших вампиров, обвиненных в преступлении, за которое по закону полагается смертная казнь. И хотя зачастую предпринятые усилия не окупаются ввиду того, что большинство древних вампиров давно погибли, Смотрящие считают своим долгом вырвать у забвения имя каждого вампира, даже если он был преступником и заслуживал смерти.

Чаще всего к ним обращались, чтобы свести старые счеты. Вампиры весьма щепетильны в вопросах мести и не имеют христианской привычки прощать обидчиков, если не могут немедленно им отомстить. Вампир знает, что в его долгой жизни почти наверняка подвернется удобный случай поквитаться со своим врагом, поэтому месть для него это скорее вопрос бухгалтерского баланса, нежели эмоционального всплеска неподконтрольных разуму гормонов.

В каждом конкретном случае Смотрящие проводили тщательное расследование, чтобы определить степень обоснованности претензий потерпевшей стороны. Затем необходимо было разыскать ответчика, если он еще был жив, и выслушать его показания, а так же показания свидетелей, и принять во внимание доказательства, предоставленные обеими сторонами.

Все это занимало слишком много времени, поэтому зачастую судебное разбирательство по делам оскорбленной чести часто сводилось к вампирской дуэли под контролем Смотрящих. Именно тогда они и получили свое прозвище. Выжившие в дуэли вампиры с неприязнью вспоминают холодный равнодушный взгляд этих беспристрастных наблюдателей, которых совершенно не огорчит твоя смерть, равно как и не обрадует твоя победа. Невыносимый взгляд Закона, не ведающего пощады, не способного к милосердию, неподкупного, безликого, мертвого кладбища слов и звуков в склепе черепа, навеки запечатанного для чувств и эмоций, одинаково глухого к мольбам о пощаде и к подкупающей лести обвиняемого, желающего ускользнуть от заслуженной кары.

Глаза Смотрящих были невыносимым укором для вампиров, погрязших в мелких дрязгах и сведении счетов. Променявшие былое могущество на жалкое прозябание в подполье, вампиры не любили, когда им напоминали о проигранных битвах, а Смотрящие словно призраки прошлого, словно аватары легендарны патриархов, бесстрастно взирали на окружающее их убожество, констатируя факты, но не давая им никакой личной оценки. Их еще называли Могильщиками, но не потому, что они убивали приговоренных к смерти вампиров, а потому, что они смотрели на ночной народ как на часть истории, канувшей в небытие. Своим присутствием он парадоксальным образом напоминали вампирам о смерти, о собственной личной смерти каждого из них, которая не смотря ни на что рано или поздно погасит огонь жизни в их сердцах и избавит от всепоглощающего чувства голода, забыть о котором не под силу ни одному из живущих детей ночи.

Доподлинно неизвестно, какие санкции предписывались Кодексом человеку, убившему вампира или покусившемуся на его жизнь. По всей вероятности составлявшие Кодекс патриархи вампирских кланов считали людей низшей расой, недостойной вампирского суда, подобно тому, как сегодня в уголовном праве любой страны не сыскать статьи, по которой можно было бы осудить акулу или льва, растерзавшего человека. А поскольку нет никакой достоверной информации о связях Смотрящих с так называемыми вампирами-мстителями (см. Вампиры-мстители), данный вопрос следует считать закрытым или, как минимум, несущественным.

Смотрящие сыграли огромную роль в сохранении вампирского наследия, пронеся его сквозь смутные времена раннего Средневековья и поспособствовав его распространению на новые земли, открытые для европейских вампиров Марком Поло и Христофором Колумбом. Убежденные в значимости собственной миссии Смотрящие не видели или попросту не хотели видеть того вреда, который они наносят ночному племени своей слепой верой в догмы традиции. Вместо того, чтобы бережно хранить предания прошлого, они пытались возродить их в настоящем, выводя вампиров за рамки общечеловеческого прогресса и делая их неконкурентоспособными в новом мире высоких технологий и массовых коммуникаций.

Не все вампиры готовы были покорно верить в святость традиции и отживших свое догм. Некоторые дети тьмы видели новые удивительные возможности для себя и своего племени в технических новшествах, завладевших лучшими умами человечества. Слово прогресс звучало повсюду обещаниями скорого Рая на Земле, который человечеству суждено построить своими собственными руками. Старые религии и традиции рушились одна за другой, и среди вампиров появилась новая партия тех, кто видел спасение ночного народа не в соблюдении древних догм, но в следовании путем прогресса, способного подарить вампирам новые средства порабощения людей и установления над ними тотального контроля, как это было в прежние времена. Так Смотрящие столкнулись с ожесточенным противодействием тех, кого впоследствии стали называть Прогрессистами или более точно Прогрессорами.

На протяжении всей своей истории вампиры жили бок о бок с людьми и сами не заметили, как умственно очеловечились, переняв от своих жертв не только образ мыслей, но и множество религиозных и идеологических установок, вступающих в противоречие друг с другом. Конфликт Смотрящих и Прогрессоров не был исконно вампирским, но пришел к детям ночи из человеческого общества, где война «лучшего нового» с «худшим старым» определила жизнь и смерть нескольких поколений людей, угодивших волею судьбы в кровавую мясорубку 19-21 веков.

Вампиры давно уже перестали быть первопроходцами и законодателями в интеллектуальной сфере, они лишь следовали путями, проложенными до них другими, и сами не замечали своего упадка, очевидного для всякого стороннего наблюдателя. Суть в том, что Прогрессоры носили свое имя незаконно. Они ничего не изобрели и не привнесли в вампирское сообщество никаких новых идей или учений. Они лишь подражали людям, предлагая вампирам следовать за своими жертвами, но не вести их, как это бывало в прежние времена.

Прогрессоры занимались сплошной болтовней, оторванной от реальности ровно настолько, чтобы избавить их от необходимости отвечать за свои слова. Они мечтали о пропагандистской машине доктора Геббельса, с помощью которой можно было бы подчинить умы миллиардов людей, о ГУЛАГах Сталина, вихрившихся им прообразами новых вампирских ферм по выращиванию людей, о вампирской криптократии и о круглосуточным медиазомбировании населения. Короче говоря, они хватались за все подряд, но их руки были слишком слабы, чтобы удержать хоть что-нибудь.

Тем не менее Смотрящие сочли пропаганду их взглядов достаточно серьезной угрозой выживанию вампирского племени, противоречащей уложениям Кодекса, и заочно приговорили всех Прогрессоров к смерти. А поскольку изнеженный либерал всегда проигрывает в открытом бою фанатичному традиционалисту, конец борьбы между Смотрящими и Прогрессорами был весьма предсказуем. В 70-х годах двадцатого века идея прогресса начинает постепенно умирать, и вместе с ней погибают один за другим вампиры, возомнившие себя Прогрессорами. Спустя двадцать лет их практически не осталось, а выжившие сильно разочаровались в идее прогресса, не сумевшего защитить их от гнева «тупых мракобесов и догматиков».

Не следует думать, будто Смотрящие выиграли потому, что они были попросту сильнее, просто здоровая порция фанатизма в большей степени способствует выживанию, нежели либеральная расхлябанность и погруженность в собственные розовые фантазии, редко пересекающиеся с грубой и однозначной реальностью. Постмодернистский релятивизм вообще не свойственен вампирам, поскольку в их мире существуют весьма точные критерии определения добра и зла: добро — это когда ешь ты, а зло — это когда едят тебя. Философия в достаточной степени однозначная, чтобы избавить от ненужных колебаний в решающий момент, когда на кону стоит сама жизнь, а не теоретические словоблудия.

Деятельность Прогрессоров все же успела оказать влияние на представление вампиров в массовой культуре, нанеся весьма ощутимый урон по их репутации безжалостных исчадий ада. С этим Смотрящие ничего уже не могли поделать, поэтому им пришлось смириться. К тому же, положительный образ вампира сильно притупляет чувство страха у людей, делая их легкой добычей, что весьма положительно сказалось на росте вампирской популяции на рубеже тысячелетий. В конце концов, кровь глупцов ничуть не хуже, чем у прочих принудительных доноров.

Смотрящие продолжают свою деятельность и сегодня. Правда в ряду их обязанностей появилась еще одна — просвещение молодых вампиров об истории их народа. Смотрящие полагают, что пример героев прошлого может вдохновить вампиров и поспособствует возрождению вампирского племени. Сейчас трудно сказать, насколько этот план реалистичен, возможно когда-нибудь он принесет положительный результат, а до тех пор большинство людей будут считать вампирами тех, кого им покажет Голливуд и модные американские писательницы. Заблуждения, построенные на лжи, издревле охраняют покой людей, не ведающих о том, чьи глаза взирают на них из Тьмы.

Tannarh, 2013 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s