Вампиры-мстители

I. Две империи

Появление профессиональных охотников на вампиров не осталось без внимания ночного народа. Поначалу их деятельность не вызывала серьезного беспокойства, поскольку охотников было мало, и они не могли нанести серьезного ущерба вампирам, находившемся на пике своего могущества. Однако распространение христианства в гибнущей Римской империи и общий упадок вампирского племени заставили патриархов вампирских кланов кардинальным образом пересмотреть свое отношение к этой угрозе.

За небольшой по историческим меркам промежуток времени, уместившийся всего в пару веков, Рим из величайшей империи превратился в разогретый религиозными и военными конфликтами бурлящий котел, где каждый готов был вцепиться в глотку соседу ради сиюминутной выгоды и личного благополучия. Выживание государства уже мало кого беспокоило, каждый заботился в первую очередь о собственной шкуре, на которую неожиданно нашлось множество покупателей, начиная с северных варваров и заканчивая осознавшими свое униженное зависимое положение плебеями.

По всей вероятности вампиры не успели оказать охотникам сколь-нибудь организованного отпора, у них и без того было множество других забот, однако вампиры всегда были весьма щепетильны в вопросах мести, поэтому так и не дождавшись внятного решения патриархов ночного народа некоторые вампиры самолично взялись за дело истребления своих новых противников. В первые века новой эры уничтожением охотников на вампиров занимались в основном Хаборимы — Черные Псы из вампирской гильдии карателей, в обязанности которых входило обеспечение порядка среди ночного народа и расправа с его врагами.

К сожалению, в то же самое время патриархи вампирских кланов поручили им так же решить проблему с христианами, из-за чего Хаборимам пришлось воевать сразу на два фронта, а подобное распыление сил и ресурсов редко заканчивается успехом. Чуда не случилось и на этот раз. Поняв, что одолеть христиан в открытой борьбе не представляется возможным ввиду их стремительно растущего количества, Хаборимы применили новую тактику, названную в честь двуликого бога Януса. Следуя разработанному ими плану, Хаборимы стали обращать в вампиров самых известных христианских проповедников с целью их публичной дискредитации, как это произошло, например, со Святым Себастьяном (см. Первые охотники на вампиров).

К тому времени охотники на вампиров сумели проникнуть в окружение императора Константина и убедили его перенести столицу империи из насквозь прогнившего Рима в Константинополь, где партия охотников имела существенное преимущества. Посчитав всю эту затею авантюрой или хитроумной ловушкой, вампирские патриархи отказались перебираться в новую столицу и в результате проиграли политическую борьбу за власть. Некоторое время им еще удавалось контролировать разваливающуюся на куски Западную империю, подвергшуюся нашествию варваров, однако главное сражение было ими позорно проиграно. К тому времени рискнувшие переехать в Константинополь вампиры уже были поголовно истреблены, прожив не дольше, чем требовалось, чтобы пожалеть о своем опрометчивом решении.

При императоре Юстиниане I вампиры попытались взять реванш и захватить власть над Византией, однако их предприятие окончилось полным крахом, а империя оказалась на грани распада: окруженная врагами, раздираемая внутренними религиозными войнами и с опустевшей казной. Необычайная для тех времен продолжительность жизни Юстиниана, скончавшегося на 84 году жизни, позволяет предположить, что в какой-то момент он был обращен в вампира. Еще одним косвенным доказательством служат два предпринятых им карательных рейда против варварских племен вандалов и остготов, среди которых было немало ненавистных вампирам оборотней, закончившихся полным геноцидом этих народов.

В итоге новая Византийская империя, чья блистательная история сама по себе заслуживает самого пристального внимания, стала едва ли не единственным государством в истории, где вампиры не имели сколь-нибудь существенной власти. Участь Хаборимов была намного печальнее: помотавшись по свету они в конце концов осели в России, где и были почти полностью уничтожены во время сталинских репрессий (см. Вампирская революция). Византия на века стала оплотом охотников на вампиров, откуда они разъезжались по всему свету, чтобы продолжать свою борьбу с детьми ночи. Однако гибель Византийской империи, просуществовавшей тысячу лет, положила конец и их «золотому веку», вписав его в мировую сокровищницу мифов и легенд, овеянных славой и невероятными вымыслами.

II. Две силы

Когда отгремели великие битвы, и баснословные империи канули в лету, вампиры и охотники на них оказались лицом к лицу на сумрачной равнине Средневековья, усеянной руинами былых побед. Эпоха великих свершений закончилась, однако вражда между ними не утихла, но наоборот вспыхнула с новой силой, питаемая религиозным экстазом и кострами Инквизиции. Вампиры отступали по всем фронтам, прячась в непролазных топях забвения от излишне любопытных людишек, готовых засунуть свой любопытный нос в каждую встреченную на пути дыру, из которой доносится смрад древних тайн и омерзительных преступлений.

Охотники научились обыгрывать вампиров на их же собственном поле: более загадочные, чем сама загадочность, неуловимые словно ветер, прячущиеся под масками королей и шутов, охотники с упорством одержимых шли к своей цели, и каждый убитый вампир приближал день их окончательного триумфы. Блистательные вампиры римской эпохи постепенно выродились в загнанных и озлобленных упырей, гибнущих чаще по собственной глупости, нежели от хитроумия своих противников. Во всяком случае, дошедшие до нас из Средневековья исторические документы свидетельствуют о необычайном вырождении вампирской породы, словно их поразила какая-то неведомая болезнь. Впрочем, падение с Олимпа власти никогда не прибавляет сил, но лишь немногие способны вынести из этого урок, прибавляющий мудрости.

Именно в Средние века и появляются первые настоящие вампиры-мстители, которые в одиночку или небольшими группами разыскивали охотников, чтобы поквитаться с ними за все свои горести и унижения. Иногда удача ненадолго поворачивалась к ним лицом, и в их руки попадался настоящий охотник на вампиров, а не какой-нибудь неграмотный крестьянин, рассказавший случайному попутчику байку о том, как прошлым летом он с приятелями поймал пришлого упыря и всадил ему кол в сердце. Кстати, следует упомянуть весьма любопытную деталь: оставаясь до конца верными делу мести, вампиры-мстители чаще всего убивают охотников именно таким способом, которым те истребляют детей ночи. Со давних пор и до первой половины 20-го века наиболее популярным оружием для взаимного истребления у вампиров и охотников на них считался именно кол, вбитый в сердце.

Охотники использовали этот способ скорее как дань традиции, поскольку он имеет скорее символический, нежели практический смысл. К тому же, с помощью вбитого в грудь врагу кола охотники подают сигнал собратьям по оружию, возвещающий об успешном окончании еще одной охоты. В свою очередь вампиры-мстители сначала убивают охотника, а потом вбивают кол в уже мертвое, а порой и начавшее разлагаться тело, чтобы покойника не перепутали с настоящим вампиром. Иногда для этой же цели кол забивают со спины — это означает, что охотник оказался трусом и перед смертью просил о пощаде. Впрочем, доверять в подобных вопросах вампирам не следует, они и так всячески пытаются принизить охотников, осмелившихся посягнуть на их бессмертие и во многом эфемерное величие.

Издревле полагавшие людей животными, созданными для их прокорма, вампиры с трудом переносили унижение, оказавшись в роли жертв и добычи. Вчерашние слуги и безропотные рабы воспряли от векового гнета и обрушили свой гнев на прежних хозяев, казавшихся им некогда всемогущими богами. Эта кипящая ненависть к владыкам прошлых дней нашла свое отражение в гонениях на язычников, олицетворявших в глазах христиан власть ночного народа и его прихвостней. Проявляя необычайную даже по вампирским меркам жестокость, мстители пытались снова посеять страх в сердцах людей, но тщетно. Время их безраздельного господства закончилось, а будущее казалось мрачным и безрадостным. На их зверства люди ответили еще большей жестокостью, устроив вампирам ад на земле в подвалах инквизиции и на полыхающих кострами площадях (см. Вампирский Ад).

Вампирам снова пришлось уступить. Не сумев достойно отомстить всему человеческому роду, они сосредоточились на отдельных его представителях. Охотники на вампиров сделались для них олицетворением бед и унижений ночного народа. Их злоба не всегда была бессильной, порой вампирам удавалось нанести существенный удар по охотникам. В эпоху Возрождения ими было уничтожено несколько тайных обществ охотников на вампиров, в том числе полулегендарную Академию Галена, организованную во Флоренции в 13-14 веке бывшими членами Тайной Коллегии (см. Иерархия охотников). Понеся огромные потери, обе враждующие стороны в конце концов исчезли с исторической сцены, загнав себя в глубокое подполье, скрытое от глаз обывателей завесой секретности, граничащей с паранойей. С конца 17-го века вся информация о вампирах и охотниках на них лишается малейших признаков достоверности и обесценивается в глазах серьезных исследователей. Впрочем, иногда под завалами информационного мусора удается отыскать если не жемчужину истины, то хотя бы обрывок нити, ведущей к ней.

III. Два льва

На излете советской власти в песчаном карьере неподалеку от Истринского водохранилища, что в ближнем Подмосковье, рабочие обнаружили тела мужчины и женщины, похороненные бог весть когда. Вскрытие показало, что умерли они насильственной смертью, а точнее были избиты до полусмерти, после чего каждому был воткнут деревянный кол в сердце. Затем бездыханные тела закопали на берегу реки, где они и пролежали около восьмидесяти лет. Никакого особого резонанса в прессе данное происшествие по понятным причинам не вызывало. Тогдашнюю публику больше интересовали маньяки-убийцы, а не оставшиеся революционных времен трупы, которыми по большому счету должны заниматься не криминалисты, а археологи. Однако история эта имела весьма любопытное продолжение.

Пятью годами позднее в паре километров от карьера в заброшенном Спасо-Преображенском храме игравшие неподалеку мальчишки нашли еще двух мертвецов и снова мужчину и женщину, правда их смерть уже не имела никакой археологической ценности. Погибшими оказались местные деревенские жители: отец и дочь. Их избили и задушили, а потом в бездыханные тела были воткнуты деревянные колья. Первоначальная версия следствия о бесчинствах местных сатанистов не подтвердилась ввиду полного отсутствия подобного контингента в округе[1]. Убийц, впрочем, так и не нашли, поэтому невозможно в точности сказать, кем они были, а кем не были.

Важно другое. В милицейские протоколы не попала легенда, известная местным жителям по рассказам их родителей, о барской усадьбе, стоявшей на берегу Истры ниже по течению. Живший там в прошлом помещик владел многими землями в округе и имел весьма утонченный вкус ко всякого рода красоте. Вход в его усадьбу охраняли два мраморных льва, смотревшихся весьма причудливо в среднерусском пейзаже, где подобные животные отродясь не водились.

Легенда гласит, что помещик этот влюбился в девицу необычайной красоты, оказавшейся в действительности вампиром. Девушка ответила ему взаимностью и даже обратила своего покровителя. Так они вдвоем и стали жить, пия кровь из крестьян по мере надобности, а то и вовсе прихоти ради. Крестьянам однако же подобное обращение с собой совершенно не понравилось, и в один прекрасный день они учинили расправу над барином и его кровожадной сожительницей. Судя по всему, именно их тела и выкопали рабочие в карьере.

В усадьбе после революции устроили колонию для несовершеннолетних, а затем она и вовсе сгорела. Сегодня ее фундамент порос кустарником, и человек несведущий никогда не сможет его отыскать. Впрочем, вскоре на этом месте будет построена новая усадьба, чьи хозяева вряд ли когда-нибудь узнают печальную историю предыдущих владельцев здешних земель.

Вероятно вампиры-мстители получили информацию о найденных трупах своих сородичей из прессы или по каким-нибудь иным каналам и нашли в одной из близлежащих деревень прямых потомков тех крестьян, что изничтожили своего барина-кровопийцу. Затем вампир в точности повторили ритуал экзекуции, известный им по результатам вскрытия, и бросили тела в храме, осквернив по старой своей традиции место, почитающееся у людей священным.

Эта история примечательна тем, что в ней описывается месть не самим убийцам вампиров, но их далеким потомкам, не имевшим никакого отношения к расправе над кровопийцами. Возможно, в далеком прошлом такая практика была распространена среди вампиров-мстителей, однако ни одно мало-мальски значительное доказательство ее применении до нас не дошло. Таким образом, здесь мы имеем дело с уникальным свидетельством, отсылающим нас к малоизвестной легенде о так называемом «Вампирском Архиве» — собрании записей о «прегрешениях» человечества перед ночным народом, которые вампиры начали вести в эпоху Средневековья и якобы продолжают пополнять и в наши дни, дабы ни один из смертных, ни даже его далекие потомки не смогли уйти от возмездия Ночи. Милосердие к обидчикам никогда не числилось среди добродетелей Бессмертных.

Tannarh, 2013 г.


[1] Первая сатанинская организация «Орден Тьмы» появилась в Истре позднее — в 1993 году и почти сразу же перебралась на пмж в Москву.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s